Понедельник, 19 августа 2019   Подписка на обновления  RSS  ЗАДАТЬ ВОПРОС
Популярно
16:21, 10 июля 2019

Трудиться мало и эффективно: перспективы сокращения рабочего времени


«Весьма вероятно, что будущее – за четырехдневной рабочей неделей как основой социально-трудового контракта», – заявил Председатель Правительства РФ Дмитрий Медведев в ходе 108-й сессии Международной конференции труда в июне. Вместе с юристами, бизнесменами и другими профессионалами портал ГАРАНТ.РУ разобрался, каковы правовые и экономические перспективы потенциального нововведения, а главное – возможна ли такая реформа в России в принципе.

 Готовность к реформе

Эффективность против формализма

Трудиться мало и эффективно: перспективы сокращения рабочего времениОпрошенные эксперты признают – действительно, изменение рабочего графика можно признать глобальным трендом. Гибкий график, например, уже по большому счету стал нормой. Так, генеральный директор GPC Pharmaceuticals, эксперт в производстве H&B товаров, бизнесмен Алексей Филиппов отметил, что в настоящее время во многих сферах трудовой деятельности основным показателем должно быть не количество часов, проведенных на рабочем месте, а эффективность. «Мы уже давно заметили, что эффективность выполняемых работ не связана напрямую с жестким рабочим графиком. У меня самого рабочее время ненормированное, какие-то встречи и переговоры проходят до рабочего дня, какие-то – после», – поделился он личным примером. К нему присоединился предприниматель, бизнес-консультант, руководитель проектного сервиса «АРХИДЖЕМ» Игорь Самойлов. «Лично мне совершенно не важно, сколько дней в неделю работает тот или иной участник команды, для меня главное – результат. Если специалист выполняет свою работу качественно и в установленном объеме, не выбиваясь из графика, то имеет ли значение, сколько времени он тратит на ее выполнение, а сколько на отдых?», – рассказал он. По словам предпринимателя, нет ничего плохого и в том, что работник как бы «превратится» во фрилансера, если это целесообразно с экономической точки зрения. «Что в конечном счете важнее, сохранение формальной структуры предприятия или конечный результат ее деятельности, в том числе финансовый? На мой взгляд, ответ очевиден. Формализм должен уступить экономической целесообразности», – отметил эксперт.

А генеральный директор Desktop.Rent Иван Пирожков добавил – изменение формата трудовых отношений является следствием технологического развития. Соответственно, цифровизация и применение облачных сервисов позволят миллионам людей работать удаленно в любых часовых поясах, размывая рамки рабочего дня. Эксперт рассказал, ссылаясь на различные исследования, что гибкий график повышает производительность труда, уменьшает текучесть кадров, снижает накладные расходы и приводит к большему вовлечению сотрудников.

Как правило, опрошенные специалисты ссылаются на успешный зарубежный опыт. По словам хантера и основателя проекта PRUFFI Алёны Владимирской, при правильно выстроенных бизнес-процессах и методологии в некоторых (но немногочисленных) европейских странах удалось повысить эффективность труда при сокращении рабочего времени.

Повышение эффективности в условиях сокращения рабочего времени может проявиться и в другом аспекте. Игорь Самойлов обратил внимание на то, что главная цель четырехдневной рабочей недели заключается не в повышении продуктивности труда и не в извлечении из этого какой-либо выгоды работодателем в краткосрочной перспективе, а в приведении экономических процессов в соответствие с современными реалиями. По его словам, рынок труда никогда в мировой истории не менялся так быстро, как сегодня – технологический прогресс порождает новые отрасли и сегменты рынка, новые профессии и производственные процессы, вытесняя при этом старые. Например, ссылаясь на многочисленные прогнозы, он привел данные: через 10-15 лет могут исчезнуть профессии переводчика и бухгалтера, а через 20-25 лет – водителя, но при этом появятся новые профессии.

По оценке Игоря Самойлова, трудовая мобильность работника (готовность по необходимости менять работу и специальность, способность осваивать новые навыки и адаптироваться к новым условиям труда) становится одним из ключевых качеств, определяющих его потенциал и перспективы, а трудовая мобильность общества в целом становится залогом экономического роста. Более того, сегодня, по его словам, чтобы не стать безработным, нужно постоянно следить за трендами на рынке труда, осваивать новые профессии и пробовать себя в бизнесе – хорошего образования и опыта работы уже недостаточно. «Но когда этим заниматься человеку, который работает по 40 часов в неделю, а все свободное время занят решением различных бытовых, семейных и иных вопросов? Я встречал большое количество людей, которые хотели бы получить дополнительное образование или открыть бизнес, но у них просто нет на это времени при текущем уровне занятости», – указал на проблему эксперт. Он считает, что четырехдневная рабочая неделя с одной стороны может снизить рост безработицы, катализируемый научно-техническим прогрессом, а с другой – повысить трудовую мобильность населения, которое получит время на освоение новых технологий, навыков и профессий. Эксперт пришел к выводу, что в конечном итоге, при грамотном подходе к реализации данной стратегии, это действительно может оказать позитивное влияние на экономику в долгосрочной перспективе.

Отметим при этом, что единичные позитивные примеры и назревшие проблемы не свидетельствуют о надвигающейся масштабной реформе. По мнению экспертов, в России полному переходу на сокращенное рабочее время помешает целый ряд факторов, и выдавать желаемое за действительное пока рано.

Русский менталитет против эффективности

«В вопросе о четырехдневной рабочей неделе есть один важный фактор, который не в состоянии учесть ни один закон. Это менталитет русского человека, который не привык серьезно относиться к работе», – высказала мнение генеральный директор агентства PR Partner Инна Анисимова. Она пояснила, что нередко наемные работники не готовы нести ответственность за свою деятельность и соотносить самоощущение с трудом, который они выполняют, а обусловлено это историческими предпосылками. В этом и заключается разница с зарубежным опытом, откуда приходят инициативы о сокращении рабочего времени. «Европеец быстро выполнит свои задачи, тогда как русский будет размазывать задания, превращая потенциальные два часа работы в 10», – добавила эксперт. По ее мнению, потребуется еще пара десятков лет капитализма и индивидуализма, чтобы начать разговор о сокращении рабочего времени в России всерьез. Она также отметила, что хайп вокруг работы из дома постепенно сходит на нет – на работу в офисе выходят вчерашние фрилансеры, которые устали от однообразия и нестабильности. «Мы даже проводили интересный эксперимент в компании, предлагали всем желающим поработать дома дополнительную премию в размере $500 – отказались 82%. Люди привыкли работать в офисе, им нравится общаться, красоваться нарядами и оставлять работу на работе, уходя к семье домой», – рассказала Инна Анисимова.

Похожую позицию занял партнер БКГ «Информаудитсервис», АССА, к. э. н. Михаил Брюханов. Он рассказал, что в США люди все меньше работают по 8 часов или по 12-14 часов в день. «Они могут брать длительные неоплачиваемые отпуска, учиться – жить полноценной жизнью», – поделился эксперт. Причинами и возможностями такой организации труда называют роботизацию – работодателям стало комфортно автоматизировать бизнес-процессы и не повышать зарплаты. «Россия, конечно, крайне далека от этих тенденций, у нас много официальных праздников и выходных дней и, если уж быть честными, – трудолюбие и карьеризм у нас не в почете», – признал Михаил Брюханов.

Разумеется, к изменению рабочего графика нужно будет готовиться не только работникам, но и работодателям, и по мнению Алёны Владимирской, вторым предстоит гораздо больше работы. А именно, нужно перестроить все бизнес-процессы с учетом сокращения рабочего времени, ведь сегодня они рассчитаны на пять дней и соответствующую интенсивность. Она также поделилась неудачным опытом клиента – он, «начитавшись всякого передового опыта», попробовал ввести новый график в своей организации. «Получилась совершенно чудовищная штука – за четыре дня работники должны были выполнить нагрузку, фактически рассчитанную на пять дней», – резюмировала эксперт.

В итоге эта инициатива, которая на первый взгляд кажется удачной, может привести к тому, что либо работник станет слишком сильно перегружаться за четыре дня работы, либо из-за значительного объема задач в конечном итоге будет вынужден приезжать в офис и на пятый день. Алёна Владимирская заявила, что при нынешнем состоянии бизнеса в сокращенное рабочее время в России она не верит.

О подобном раскладе рассказала и адвокат, управляющий партнер Московской коллегии адвокатов «Горелик и партнеры» Лада Горелик, ориентируясь на текущую ситуацию. «На мой взгляд, большинство работодателей не готовы к таким переменам даже морально», – отметила она. По словам адвоката, на практике работодатели нередко сокращают зарплаты работников в связи с сокращением рабочих часов, что оформляется документально. Однако в действительности рабочее время не сокращается, ведь объемы работы никуда не уходят. Таким образом сотрудники компаний становятся заложниками ситуации, когда зарплата снижается, а остальные условия труда остаются без изменений.

Управляющий партнер Юридической компании «Седов.Лигал» Максим Седов заметил, что введение четырехдневной рабочей недели оправдано в странах с развитой экономикой с высокой производительностью труда, но российские реалии таким условиям не соответствуют. «Я думаю, что реальный срок для такой реформы – 10-20 лет. До этого, с учетом естественной убыли населения и низкой производительности труда, вопрос так стоять не будет», – подвел итог Михаил Брюханов.

Особая роль технологий

Сокращение рабочей недели, по мнению Михаила Брюханова, возможно в результате роста производительности труда и внедрения технологий, ведь таким образом автоматизируются рутинные операции. «Например, представьте, что бухгалтеру нужно загрузить выписку из банка для 10-15 клиентов. Для этого ему приходится зайти на сайт каждого из банков, где у компаний открыт расчетный счет (а обычно у каждой компании счетов несколько), посмотреть в секретную тетрадку с паролями, получить СМС, зайти в онлайн-банки, проделать набор манипуляций с загрузкой выписок. Понятно, что все это может легко сделать робот. Эффект от робота – это как перестать пользоваться дисковым телефоном и перейти на смартфон», – рассказал эксперт. Однако он отметил, что роботизации подвержены не все профессии и, например, высококвалифицированные специалисты ощутят ее только побочно.

Но цифровизация сама по себе, как известно, не панацея, нужно учитывать, в частности, что она требует существенных затрат. Алёна Владимирская отметила, что прибыль такие меры начнут приносить через полгода или даже через год после введения, поскольку потребуется внедрение и обкатка. К тому же, далеко не во всех российских компаниях готовы к новым технологиям. «Когда я встречаюсь с партнерами и рассказываю про роботизацию – я вижу в их глазах либо страх перемен, либо отторжение – «Нам это не подходит». Но в своей компании мы активно внедряем роботизацию, поэтому, надеюсь, сможем идти в тренде и, когда государство сделает шаг навстречу к четырехдневке, мы тоже предложим нашим сотрудникам проводить больше времени дома с детьми и родственниками или на природе», – поделился Михаил Брюханов.

Что делать с законодательством и локальными актами

Направления изменений

Несмотря на скептический настрой некоторых экспертов, тем не менее, можно допустить, что рабочее время все же сократится, просто не в ближайшей перспективе. Разумеется, это потребует изменений трудового законодательства, причем, по некоторым оценкам, достаточно масштабных. «Думаю, основная проблема в том, что нынешний Трудовой кодекс во многом унаследовал схемы и правила от КЗоТа еще советских времен, когда от пребывания человека на заводе, фабрике или на колхозном поле можно было вывести прямую зависимость эффективности его труда», – сравнил Алексей Филиппов. Однако корректировки потребуется внести не столько в ТК РФ, сколько в иные нормативные акты, считает генеральный директор ООО «НС Консалтинг» Дмитрий Кофанов.

«Изменения в ТК РФ в данном случае простейшие. Необходимо просто установить максимальную продолжительность рабочего времени в размере 32 часов в неделю», – отметил он. Проработки же, по мнению эксперта, требуют акты, регулирующие рабочее время отдельных категорий сотрудников. «Ведь, например, при непрерывном производстве со сменным графиком с суммированным учетом рабочего времени продолжительность график работ определяется исходя из 40 часовой (а при вредных условиях труда 36 часовой) рабочей недели. Следовательно, работодателю придется увеличивать число смен, чтобы не допустить переработок. Или же нужно будет менять законодательство иным образом, устанавливая исключения для определенных отраслей», – предположил он. Кроме того, эксперт напомнил, что рабочее время педагогов формально составляет 36 часов в неделю (п. 1 Приложения № 1 к приказу Минобрнауки России от 22 декабря 2014 г. № 1601), но при этом делится на нормируемую часть – 18 часов в неделю (условные уроки по расписанию) и ненормируемую – проверка контрольных работ, методическая работа и т. д. «Должно ли их рабочее время уменьшаться пропорционально, то есть на 20%? Но ведь это может повлечь изменение учебного процесса, изменения образовательных стандартов», – перечислил Дмитрий Кофанов.

Не исключено, что представители отдельных профессий вообще не ощутят на себе реформу, даже если она пройдет по всей стране. Например, возможное нововведение, по мнению Михаила Брюханова, неприменимо к профессиям, где высока ответственность за жизнь и здоровье людей (летчики) или активно используется интеллектуальный труд (ученые).

Снижение зарплаты: неизбежность или вопрос эффективности?

Наиболее острым вопросом, который может возникнуть при сокращении рабочего времени, является, очевидно, размер зарплаты. Часть экспертов склоняется к тому, что снижать оплату труда нельзя. Игорь Самойлов, например, считает, что это недопустимо и бессмысленно, ведь сотрудник будет вынужден «добирать» зарплату на другой работе, что лишит сокращенную рабочую неделю всякого смысла. Ведь в таком случае, по его прогнозам, не снизятся темпы роста уровня безработицы и не повысится трудовая мобильность общества, а лишь произойдет перераспределение трудовых ресурсов, еще и с обратным экономическим эффектом. «Безусловно, при введении четырехдневной рабочей недели трудовое законодательство должно быть скорректировано таким образом, чтобы в первую очередь защитить права работников», – подчеркнул он.

С другой стороны, Михаил Брюханов назвал снижение зарплаты объективной стороной перехода на сокращенную рабочую неделю. «Я считаю, что если ты меньше работаешь – то меньше и зарабатываешь», – отметил он. А Максим Седов предположил, что переход на четырехдневную рабочую неделю автоматически снизит размер зарплаты, создав одновременно возможность для дополнительной занятости. «В конечном счете значительное число работников, особенно занятых на нетворческих и неквалифицированных работах, в попытке поддержать необходимый уровень жизни вообще будут работать без выходных. Неизбежным следствием этого будет еще большее падение производительности», – допустил он.

Напомним, что в ТК РФ заработная плата определена как вознаграждение за труд в зависимости от квалификации работника, сложности, количества, качества и условий выполняемой работы, а также компенсационные и стимулирующие выплаты (ч. 1 ст. 129 ТК РФ). То есть четкого указания на зависимость от продолжительности рабочего дня в определении нет, а размер оклада, например, зависит от выполнения обязанностей определенной сложности за календарный месяц. Более того, установлено, что при работе на условиях неполного рабочего времени оплата труда работника производится пропорционально отработанному им времени или в зависимости от выполненного им объема работ (ч. 3 ст. 93 ТК РФ). То есть уже сегодня законодательство по сути допускает работу по сокращенному графику без снижения зарплаты при условии сохранения KPI – если оплата будет производиться пропорционально именно выполненному объему работ, а не отработанному времени.

Можно предположить, что в условиях реформы решение о росте или снижении зарплаты будет принимать не законодатель, а работодатели, и, вероятно, фиксировать зависимость зарплаты от продолжительности рабочего времени либо эффективности работы в локальных актах.

Как сократить рабочее время, не дожидаясь общей тенденции

По большому счету, решения на государственном уровне о переходе на четырехдневную рабочую неделю можно и не ждать – если работник и работодатель договорятся, они смогут уже сейчас взаимодействовать по новому графику. Дмитрий Кофанов отметил, что трудовой договор как конструктор позволяет создать условия, выгодные для обеих сторон. Путем переговоров можно принять решение о размере зарплаты, рабочем времени, режиме труда и отдыха, возможности дистанционной работы и т. д.

Содержит ли трудовое законодательство требования к продолжительности неполного рабочего времени? Ответ – в «Энциклопедии решений. Трудовые отношения, кадры» интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите полный доступ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ

Напомним, что именно по соглашению сторон трудового договора сотруднику организации может устанавливаться неполное рабочее время: неполный рабочий день, смена и (или) неделя, в том числе с разделением рабочего дня на части. При этом неполное рабочее время можно ввести как на согласованный сторонами срок, так и без его ограничения (ч. 1 ст. 93 ТК РФ).

Дмитрий Кофанов указал, что зарплата при режиме неполного рабочего времени может составлять, например, 80% от полной ставки, указанной в штатном расписании организации. Это возможно, если оплата труда производится именно пропорционально отработанному времени, а не в зависимости от выполненного объема работ (ч. 3 ст. 93 ТК РФ). Но и в таком случае, по мнению эксперта, никто не ограничивает работодателя в установлении повышенного размера оклада в штатном расписании, выплате премий и т. д. Работодатель, напомним, вправе устанавливать работнику зарплату в определенном размере, а также поощрять за добросовестный эффективный труд (ст. 22ст. 135ст. 191 ТК РФ).

Кроме того, эксперт напомнил о возможности установить режим гибкого рабочего времени, когда начало, окончание или общая продолжительность рабочего дня либо смены определяется по соглашению сторон (ст. 102 ТК РФ) – это позволит совмещать работу на дому и в офисе. Он добавил, что при объединении данного режима с режимом неполного рабочего времени можно получить гибкую четырехдневную рабочую неделю.

Наконец, действующее законодательство предусматривает и дистанционную работу (гл. 49.1 ТК РФ), в том числе через Интернет. И по общему правилу, если трудовой договор не предусматривает иное, работник по своему усмотрению устанавливает режим рабочего времени и отдыха (ч. 1 ст. 312.4 ТК РФ).

«Это не исчерпывающий перечень примеров, таким образом, современные нормы трудового законодательства достаточно гибкие и позволяют ввести четырехдневную рабочую неделю уже сейчас, но регулироваться это может не на федеральном уровне путем внесения изменений в кодексы и законы, а на локальном – по договоренности между работником и работодателем», – подытожил Дмитрий Кофанов.

 

***

По итогам разговора с экспертами можно сказать, что сокращение рабочего времени – скорее не государственная задача, а локальное решение отдельных работодателей, по крайней мере, в настоящее время. С учетом всех преимуществ и недостатков работодатели могут переходить на него уже в ближайшее время, не дожидаясь глобального решения на федеральном уровне.

Автор:Валерия Зеновина

Источник: https://www.garant.ru/article/1280934/


© 2019 Профсоюз МБУ Нерюнгринская городская библиотека
Копирование информации разрешено только с согласованием редактора.Сайт оптимизирован под мобильное меню